Ростов-Великий. Возрождение

 

Мирская власть крестящаяся - это хорошо?

Рубрика: Тема для размышления -> №1
Просмотров: 1889
Подписаться на комментарии по RSS

Не секрет, что чиновник, посетивший богослужение, осенивший себя крестным знамением, в наше время ни у кого уже не вызовет крайнего изумления. К этому мы привыкли. Тем не менее, обсудить то или иное посещение храма власть предержащими людьми и высказать свое мнение по этому поводу мы, как обыватели, не забываем.

На то они и публичные люди, чтобы их поступки становились достоянием гласности и предметом нашего обсуждения. Это естественно. Но как мы к этому относимся – положительноили отрицательно?

Насколько правомочно наше суждение? И правильноли поступают наши политические деятели, которые публично, порой настойчиво позиционируют себя глубоко верующими людьми? Как ответить на эти вопросы?..

Те из наших читателей, кто был в самом начале смутных 90-х годов, что называется, в «сознательном возрасте», наверное, помнят, как в те годы вдруг разом все чиновники и начальники, большие и маленькие, стали посещать храмы, богослужения, прилюдно осенять себя крестным знамением. Тогда говорили, что это стало «модно»…

Сейчас можно констатировать, что эта «мода» за прошедшее время никуда не исчезла: и «большие», и «маленькие» начальники и чиновники продолжают публично появляться в храмах, публично высказывать и выказывать свое доброе расположение к Церкви и ее служителям.

Что ж, причин тому может быть множество, как реальных, так и мнимых. Но если нам это интересно,если мы обсуждаем это между собой (а мы обсуждаем!), то можно спросить себя: собственно, а плохо это или хорошо? На мой взгляд, вполне можно ответить

для себя на этот вопрос, не претендуя на роль строгих судей, а просто сделав в своей голове несколько нехитрых умозаключений.

Попробуем?..

Вернемся к тем самым годам. Это были смутные времена, все об этом знают. И все знают, что это были времена, когда из «прежних» и «старых» депутатов, руководителей, чиновников и прочих, облеченных той или иной степенью власти, людей появилось множество «новых» – «не прежних» и «не старых». В одночасье перекрашивались знамена, выдвигались новые девизы и лозунги, сочинялись соответствующие политические программы. Этим людям для того, чтобы остаться во власти (или прийти во власть), срочно потребовалось как можно дальше дистанцироваться от всего «прежнего», «плохого», «старого» – от существовавшего ранее общественного государственного строя, от довлевшей до этих лет идеологии. Но как это сделать, если все они были выходцами «оттуда», – детьми той самой системы, от которой им потребовалось срочно и публично отречься?

И вот тут в качестве одного из наиболее ярких и убедительных для электората методов того времени стал использоваться прием обозначения своей персоны как человека православного, верующего, лояльного к Церкви. Почему? Да просто потому, что коммунистическая идеология настолько «прославила» себя жестоким борцом с религией, что это не могло не сработать. Плюс к тому – народ остро жаждал всего свежего и нового, абсолютно неразборчиво хватая все подряд и порой смешивая симпатии к разношерстным и неисчислимым в то время колдунам и «целителям» с симпатиями к православным священникам.Потребность в чем-то новом и необычном причудливо смешивалась с подспудной тягой к духовному очищению, отягощенной полным незнанием сути дела.

В общем, народ хотел, а люди от власти этим пользовались. Хорошо это или плохо? Предположим, что какой-то «властитель» – человек, обладающий властью, занимающий высокое положение в обществе и потому (по определению)являющийся неким ориентиром, примером для подражания для обычного человека – обывателя, – публично пропагандировал свое лояльное отношение к религии. Он посещал службы, публично общался со священнослужителями, внешне придерживался определенного стиля поведения.

К чему это приводило?

Пусть даже он внутренне был «плохой человек», но мы этого не видели. А что мы видели? Мы видели, что он пропагандировал своим поведением,своими лозунгами общепризнанные моральные, духовные ценности, которые присущи Православию изначально.

Таким образом, получается, что этот человек, пусть даже используя религию лишь для получения власти в собственных целях, пропагандировал своим поведением приобщение к высоким религиозным ценностям, невольно наполняя духовный вакуум, сложившийся на протяжении многих советских лет. На мой взгляд – это лучше, чем ничего. А если этот человек в своей душе лгал – это вопрос его совести, его души. Но если представить, что он мог и сам стремиться к духовности, что он сознательно пропагандировал все эти ценности, тогда, согласитесь, это тем более хорошо.

Если говорить о временах нынешних, то, согласитесь, теперь вовсе не обязательно кричать на каждом углу о своей любви к православию только для того, чтобы отделить себя от какой-либо «другой» власти. Но потребность в дополнительной уверенности в том, что наделенный властью человек, будет «добрым и хорошим правителем», у народа осталась. И потому лояльное отношение к Церкви добавляет человеку дополнительное доверие со стороны людей, его в эту власть избирающих. А дополнительное доверие облеченному властью человеку никогда не помешает. Но тогда он становится невольным заложником складывающейся ситуации: он хотя бы косвенно начинает пропагандировать те вечные ценности и идеалы, моральные принципы, что присущи религии. Пусть даже он при этом и не религиозный человек.

Теперь зададим себе другой вопрос: настолько ли важно – применительно к этим случаям и в свете этих рассуждений, – верит наделенный властью человек в глубине своей души в Бога или не верит? Настолько ли это важно, чтобы отрицать ту пользу, которую приносит он своей, предположим, пусть даже и невольной пропагандой духовных ценностей?

Для того, чтобы правильнее ответить на этот вопрос, на мой взгляд, нелишне вспомнить о том, что Вера – это всегда личное, сокровенное дело каждого. Имеем ли мы право судить о том, насколько глубоко тот или иной человек, любой из нас, верит в Бога, насколько он искренен, если по внешним признакам его поведения определить это никак не возможно? Если внешне все выглядит достойно? Думаю, что не имеем. Строить свои утверждения, основываясь лишь на догадках и предположениях, неверно.

Пожалуй, пришла пора вернуться к главному вопросу, заданному в самом начале: «Публичное доброе расположение к религии со стороны обладающих властью персон, их позиционирование себя глубоко верующими людьми – это плохо или хорошо?».

Как мне кажется, это, во-первых, сугубо личное дело каждого чиновника, депутата, главы, губернатора, главы Правительства и Президента. А во-вторых, это все-таки хорошо и правильно. Таково мое мнение как жителя и гражданина этой страны, как обывателя и, разумеется, как одного из избирателей.

Александр МОЛЁНОВ.

фото автора

От редакции:

Мы полагаем, что кто-то из наших читателей согласится с автором статьи, а у кого-то, напротив, возникнут возражения. Это нормально: мнения разных людей могут быть разными.

В одном из ближайших номеров «Возрождения» мы обязательно опубликуем комментарий какого-нибудь священнослужителя к этой статье. Было бы интересно узнать, что скажет по заданному вопросу представитель духовенства. Не менее интересно было бы узнать и мнение какого-нибудь официального лица, а пуще того – мнение читателя. Итак, тема обозначена, ждем продолжения разговора…

Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)