Ростов-Великий. Возрождение

 

Патриарх Никон в истории Русской Церкви

Рубрика: Святые и подвижники -> № 30
Просмотров: 2249
Подписаться на комментарии по RSS

патриарх НиконНе так давно в нашем городе закончила свою работу съемочная группа фильма о патриархе Никоне – личности яркой и непростой. Оценки историков о нем диаметрально противоположны: некоторые считают его святым, другие же называют его правление в Церкви катастрофическим.

Каким представляют Никона и события, сопровождавшие его патриаршество, создатели картины, надеюсь, мы увидим через некоторое время. К просмотру любого исторического фильма не лишним будет подготовиться, заранее ознакомившись с представляемыми в нем персонажами и затрагиваемой тематикой.

Будущий патриарх родился в мае 1605 г. в Нижегородской земле в с. Вельдеманове. В миру звался Никитой Миничем (имя отца – Мина).

Никита рано потерял мать и страдал от жестокости нелюбившей его мачехи. При этом он был крепкого, богатырского сложения, высокого роста, с колоритным выразительным лицом. Как тогда говорили, мужчина «ражий», то есть обращающий на себя внимание, запоминающийся. Все это - богатырская сила, выносливость и жесткость, вынесенная из родительского дома, скажутся впоследствии на методах его управления: он многое мог вынести сам и требовал того же от других.

От невыносимой жизни дома Никита еще мальчиком убежал в Макарьев Желтоводский монастырь (совр. Костромская обл.), откуда вернулся лишь на 20-м году по просьбе отца, находившегося при смерти. Дома родные уговорили его жениться, так что следующие 10 лет он прослужил приходским священником, проводя время в заботах о храме и семье. Служил он сначала в сельском приходе у себя на Нижегородчине, но достаточно скоро как талантливый и начитанный проповедник был замечен московскими купцами, приезжавшими на знаменитую Макарьевскую ярмарку. Ему предложили перебраться в столицу, что он и сделал. Здесь через некоторое время умирают все его дети (3 сына).

Никита потрясен, видя в этом указание Божие на то, чтобы оставить мир. Он уговаривает супругу принять постриг в Алексеевском монастыре, который находился в его время на месте храма Христа Спасителя. Сам же уезжает на Соловки в самый строгий Троицкий скит на острове Анзер. Здесь Никита принимает постриг с именем Никон от рук святого Елеазара Анзерского и становится его духовным сыном. Живя в условиях сурового северного климата, в самом строгом скиту, в котором круглый год питались постной пищей, не допуская даже рыбы, Никон не довольствуется подвижничеством по уставу обители. Он усугубляет свой подвиг тем, что помимо богослужений и келейного правила, вычитывает ежедневно всю Псалтирь и кладет тысячу земных поклонов.

Вместе со своим наставником Никон впервые оказался при дворе царя Михаила Федоровича, глубоко чтившего прп. Елеазара Анзерского.

В царской семье верили, что по молитвам прп. Елеазара Анзерского родился долгожданный сын и наследник, будущий царь Алексей Михайлович. В эту поездку государь пожертвовал средства для возведения на Анзере каменного храма. По возвращении в скит деятельный Никон настаивал на скорейшей постройке нового храма. Его старец, расположенный к молитвенному деланию более, чем к стройке, не спешил, считая это роскошью в монашеской жизни, нестяжательной по своей сути. Никон не смог смирить свою настойчивость и покинул Анзерский скит. Впрочем, впоследствии, получив власть и возможности, он не раз оказывал помощь скитянам, в том числе личными вкладами.

Путь Никона с озера Анзер лежал на материк, но во время плавания его лодка попала в бурю, так что он едва не погиб. Судно прибило к небольшому, скалистому острову Кию близ устья Онеги. Благодарный Богу за спасение, он воздвиг поклонный крест. Позднее, став патриархом, он построит здесь Крестный монастырь.

Из устья Онеги Никон дошел до озера Коже на Каргополье, пройдя пешком около 120 верст. В Кожеозерской обители он остался и по благословению настоятеля, так же, как и на Анзере, подвизался уединенно. Он произвел самое благоприятное впечатление на братию, так что спустя всего 3 года его избрали игуменом монастыря. В 1646 г. по делам обители Никон попал в Москву к царскому двору.

Он так понравился молодому царю Алексею, которому в то время было 17 лет, что тот, не долго думая, определил его архимандритом в Новоспасский монастырь – древнейшую обитель Москвы. Здесь покоились представители боярского рода Романовых, в том числе и родоначальник династии. При новом настоятеле обитель была богато отстроена. Например, при нем был построен главный Спасский храм, сохранившийся доныне. При нем же в придворном монастыре были введены строгие порядки.

В Москве Никон получает все большую известность и как красноречивый проповедник, и как строитель, но, в первую очередь, как человек, имеющий большое влияние на царя. К нему обращаются за протекцией. Встречи архимандрита с царем проходят каждую пятницу, на них Никон передает государю поступающие к нему челобитные.

Настоятелем Новоспасского монастыря Никон также пробыл недолго. В 1649 г., учитывая пожелание царя, его избирают митрополитом Новгородским. В этом же году еще до избрания Никона митрополитом произошло и другое важное событие – принятие нового Уложения, – свода государственных законов, который ограничивал некоторые юридические и имущественные права Церкви. В частности, до этого все население церковных территорий, в том числе и мирское, по всем гражданским делам было судимо церковными властями. Из ведения церковного суда были изъяты только уголовные дела – кража, разбой, убийства.

Теперь же вводилась система равного государственного права, и все гражданские дела населения церковных территорий подлежали ведению созданного для этих целей светского судебного учреждения – Монастырского приказа. Дела, относящиеся к соблюдению нравственных законов, в том числе дела семейные, остались в ведении церковного суда. Под Уложением поставил подпись и архимандрит Никон, но, как выяснилось позже, сделал это неохотно и затаил протест. Не согласны с тенденциями Уложения были и другие представители Церкви. Здесь необходимо пояснить, что Русская Церковь понимала свой быт, которым жила испокон веков, как вечную норму, канонически обоснованную, находя подтверждения своим взглядам в греческом законодательстве. Поэтому любое вмешательство государственной власти даже в сферу чисто бытовых отношений рассматривалось как нарушение канонов и вызывало протест.

Из нового закона сразу же было сделано исключение для патриаршей области, а чуть позже и для митрополита Новгородского, когда им стал Никон. Последний получил от царя право продолжать судить в своей епархии духовенство и церковных людей своим судом не только по делам духовным, но и гражданским. Более того, он получил столь же исключительное право надзирать за воеводским судом во всей Новгородской земле.

Владыка посещал тюрьмы и контролировал светских судей. Государственным чиновникам было строго запрещено вмешиваться в дела архиерея. Используя доходы своей богатой митрополии, он развил обширную благотворительную деятельность: открывал богадельни, кормил неимущих, погребал их за церковный счет. Все это сделало Никона очень популярным среди простого населения. Этому же способствовало его мужественное поведение во время народного бунта 1650 г., когда он укрыл в своих палатах новгородского воеводу, грудью встав на его защиту. За это был избит бунтовщиками, но нашел в себе силы пойти на другую сторону Волхова и отслужить там Литургию о примирении враждующих, по окончании которой долго увещал их к миру. После прихода карательных войск из Москвы ходатайствовал о прощении участвовавших в бунте. За это его возлюбили как миротворца и в Новгороде, и в Москве, куда по приглашению царя Никон приезжал достаточно часто. В переписке Алексей Михайлович называл его не иначе, как «избранный и крепкостоятельный пастырь», «возлюбленный любимец и содружебник», «солнце, светящее во всей вселенной».

В новгородский период уже хорошо прослеживается то представление о церковно-государственных отношениях, сторонником которого был Никон: священство выше царства. Теократическое государство - вот его идеал. В русле этих взглядов стоит рассматривать его предложение по переносу в Успенский собор Московского Кремля мощей трех первосвятителей, пострадавших за правду от государственной власти и ранее погребенных в разных местах. Это святые патриархи Ермоген и Иов и митрополит Филипп. За мощами последнего на Соловки Никон поехал лично.

Во время поездки Никона в Москве скончался патриарх Иосиф. Новгородский митрополит вернулся в столицу уже практически как преемник почившего. Именно он и был избран Освященным Собором 22 июля 1652 г. новым патриархом. Тут для избиравших начались неожиданности. Узнав о своем избрании, Никон несколько раз отказывался прийти в Успенский собор на чин наречения на патриаршество, так что его привели насильно. Здесь он начал отказываться не символически троекратно, как положено по чину, а решительно и долго. В результате царь практически умолял Никона принять высокий сан, став при этом перед ним на колени. Никон прослезился, но согласился принять патриаршество только после того, как царь обещал блюсти догматы и каноны Православия, во всем слушаться его как архипастыря и отца, а церковную жизнь устроить по его, Никона, усмотрению. Государь, бояре и Освященный Собор присягнули в том на Евангелии. Так Никон стал седьмым патриархом Московским и всея Руси.

Мария РУБЦОВА.

Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)