Ростов-Великий. Возрождение

 

ПРАВОСЛАВНЫЙ АЛЬПИНИСТ

Рубрика: Возрождение -> Интервью по поводу -> №15
Метки:
Просмотров: 3108
Подписаться на комментарии по RSS

Ростов. Косьмо-Дамианский храм 2009г, Андрей Доценко - высотникСтаринная шатровая колокольня Косьмо-Дамианского храма с каждым днем становится все светлее и ухоженнее. Все эти изменения происходят благодаря удивительному человеку - Андрею Доценко, чем-то похожему на былинного ратника.

Он и есть воин, - воин Православной Руси, - Великой неистребимой Державы, которая существует независимо от государственных границ и поверх них, собирает самых достойных сынов под свои хоругви и живет в их верующих и верных сердцах.

- Андрей, скажите, почему Вы выбрали такую опасную профессию?

- Многие считают ее опасной, но, на мой взгляд, то, чем я занимаюсь, не намного опаснее, чем вождение автомобиля. Официально моя профессия называется «промышленный альпинизм», или еще иногда нас называют верхолазами, или «высотниками».

- Как Вам удается преодолевать естественный для человека страх высоты?

- Изначально выбор этой профессии был связан с моей натурой, с моим образом жизни: я бывал во многих путешествиях, с 14 лет ездил в археологические и геологические экспедиции. Затем – срочная служба в Афганистане, в спецподразделении. В 1980-1981 гг. проходил службу в части Главного Разведывательного Управления - ГРУ. Поэтому быть на грани жизни и смерти для меня вошло в привычку, стало моим естественным состоянием.

Ростов-Великий 2009 На колокольне Косьмо-Дамианского храма Андрей ДоценкоДо моего крещения я действовал, следуя чувству долга: «эту работу нужно сделать потому, что это надо». Используя свои знания, навыки и выносливость, которые были приобретены во время горных экспедиций и в армии, я преодолевал естественный страх с помощью волевых усилий. Но сознание опасности по мере работы только обостряется: были и трагические события, связанные с гибелью моих товарищей, и собственные травмы, так что со временем все это заставляет все больше мобилизовать свое внимание.

С тех пор, как я принял крещение и уверовал в Бога, к чувству долга и ответственности прибавилось религиозное чувство.

- Простите, что задаю этот вопрос, если не хотите – не отвечайте: там, наверху, Вы постоянно молитесь, или Вы предельно сосредотачиваетесь на своих действиях, на решении каких-то технических проблем? Или, может быть, Вы одновременно делаете и то, и другое?

Прежде чем подняться на высоту, я всегда прошу благословение у священника. Так, прежде чем я поднялся на колокольню Косьмо-Дамианского храма, я получил благословение настоятеля храма, отца Александра Парфёнова. Потом я обычно обращаюсь с молитвой к Николаю Чудотворцу – покровителю всех тех, чей труд сопряжен с опасностью, затем читаю «Молитву перед началом всякого благого дела». А в процессе работы - не скажу, что каждую секунду, но более или менее постоянно, - молюсь, особенно, когда в работе возникают какие-то трудности, сложности, особо опасные положения. Молитва позволяет мне успокоиться, сосредоточиться, приобрести уверенность.

А бывали случаи - я в этом убежден, - когда именно молитва помогала мне выйти живым, целым и невредимым из очень тяжелых ситуаций. Я их сейчас не буду описывать, но их было достаточно много.

Кроме того, когда работаешь для церкви на большой высоте и молишься, это добавляет чувство, что ты посвящаешь свой труд Богу, то есть молитва дает дополнительную духовную радость.

Да и видеть, как полуразрушенные стены храма под твоими руками начинают преображаться, тоже радостно.

- А как вы начинали?

- Я начал заниматься высотными работами где-то с 1995 года. Сначала я стал использовать свои навыки для работы на промышленных зданиях в Москве. А через год ко мне, как к промышленному альпинисту, впервые обратились за помощью в восстановлении храмов города Ростова. Этот период жизни был для меня очень важный, так как именно тогда я уверовал в Господа нашего Иисуса Христа, принял Святое крещение и стал регулярно ходить в храм. Это был храм Спаса Нерукотворного Образа в Спасо-Андрониковом монастыре города Москвы, где настоятелем является протоиерей Вячеслав Савиных. Именно он благословил меня в 1996 году поехать в Ростов.

- Наша семья тоже приехала в Ростов из Москвы по благословению отца Вячеслава, и еще несколько семей. Вообще, отец Вячеслав сыграл очень важную роль в нашем духовном становлении, за что мы с супругом ему благодарны.

Андрей, на восстановлении каких храмов Ростова Вы потрудились?

- Во-первых, это - Авраамиев монастырь. В те годы его только-только передали Русской Православной Церкви, в очень плохом состоянии. Там пришлось работать и на колокольне со звонницей Никольского храма, и на Богоявленском соборе.

Потом работал по просьбе тогдашнего наместника Спасо-Яковлевского монастыря, архимандрита Евстафия, а ныне владыки Читинского, - красил купола Яковлевского храма.

- Вы коренной москвич?

- Мой дед – из казаков, даже сохранилось предание, что мой далекий предок по линии отца участвовал в штурме крепости Азов в 1635 году. Он был из Запорожских казаков, которые шли на помощь Донским казакам для овладения Азовом и его удержания. Потом они остались на землях войска Донского.

- Вот откуда смелость-то берется!

- Запорожские и Донские казаки у меня только по отцовской линии. А родственники по материнской линии происходят из Ярославской области. Недалеко от Ростова есть село Кабанское, около станции Рязанцево. Там я и родился в 1961 году. Все летние каникулы я проводил в Ярославской области. В детстве и юности достаточно часто приезжал в Ростов, ходил в его храмы, так что, можно сказать, что Ростов – мой родной город.

- Расскажите, пожалуйста, об особенностях работы на колокольне нашего Косьмо-Дамианского храма: очень ли она сложна и не преподносит ли Вам какие-нибудь «сюрпризы»?

- Храм Косьмы и Дамиана я помню еще с 1997 года, когда его настоятелем был отец Андрей Пахтунов. В самом начале храм был совсем порушен, но с каждым годом он все больше и больше преображался: была отремонтирована крыша четверика, восстановлен купол этого одноглавого храма. Была оштукатурена изнутри зимняя часть храма, бывшая некогда трапезной.

Стараниями нынешнего настоятеля, отца Александра, и всех прихожан, которые помогают в восстановлении храма, за последние годы произошли большие изменения: заново покрыта крыша зимнего храма; снаружи отремонтированы, оштукатурены и побелены все стены, восстановлены кирпичные наличники окон; восстановлена летняя часть храма, там вставлены окна. А сейчас вот приступили к восстановлению колокольни.

Многие кирпичи этой колокольни, особенно ее шатровой части, повреждены и разрушены дождями и сырыми ветрами, дующими со стороны озера так, что они искрошились и выветрились, образуя пустоты. Здесь масса зацепок и углублений, поэтому работа на этой колокольне технически не очень сложна и напоминает альпинистское восхождение.

- То есть, наша бедная колокольня так сильно разрушена, что напоминает настоящую скалу? А на какие горы Вы раньше совершали восхождения?

- Вы правильно заметили, что колокольня стала похожа на природную скалу. А скалолазанием я занимался в горах Кавказа.

- Для поддержания спортивной формы или ради романтики?

- Я там работал инструктором в Военно-патриотическом горном лагере в Адыгее, где молодые люди получали хорошую подготовку. Они могли в дальнейшем использовать эти навыки по двум направлениям: в военной службе, для ведения действий в горных условиях, а также для приобретения мирной специальности промышленного альпиниста.

- Или Православного альпиниста, если можно так сказать.

Ростов. Косьмо-Дамианский храм 2009г- Да, одним из вариантов является работа по восстановлению храмов.

Я хотел бы воспользоваться случаем и обратиться ко всем молодым людям, которые читают вашу газету, чтобы они знали, что профессия высотника развивает мужество, выносливость и смелость. Она дает возможность испытать свои силы, уверенность в завтрашнем дне, так как всегда востребована. Даже занимаясь научной или искусствоведческой деятельностью, но имея дополнительную профессию промышленного, а вернее, церковного альпиниста, молодой человек сможет обогатить свою научную деятельность дополнительными возможностями по изучению памятников. И еще очень важно для молодых людей, для мужчин, что эта профессия позволяет обеспечить себе материальную независимость. А самое главное - эта профессия дает возможность потрудиться для нашей Матери Церкви, что приносит духовную пользу и радость.

- Андрей, хочу искренне поблагодарить Вас и передать, что все прихожане нашего храма очень Вам благодарны за Вашу уникальную работу. Мы все молимся за Вас, и наш батюшка молится о Вашем здравии в алтаре. Низкий Вам поклон.

- Я надеюсь, что моя работа принесет пользу Косьмо-Дамианскому храму, а отцу Александру даст, наконец, возможность увидеть здание храма, где он является настоятелем, исцеленным от ран, нанесенных ему в годы безбожия, потому, что колокольня – это очень заметная его часть.

Во время работы я ощущаю молитвенную помощь прихожан и батюшки. Недавно получилось, что я задержался на высоте в то время, когда начался молебен Николаю Чудотворцу. И я прямо-таки почувствовал молитвы, как чувствуют запах ладана. Всегда, когда работаю на храме, то, хотя сверху мне ничего не слышно, я знаю, когда там молятся: соборная молитва создает какую-то особую зону, некие токи, которые реально ощущаются. Но это отдельная тема, не буду сейчас об этом распространяться.

- Ваши наблюдения только подтверждают действенность Православных молитв.

Беседовала Т.Н.КОЖЕВНИКОВА,Фото автора.

Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)