Ростов-Великий. Возрождение

 

СВЕТЛОЕ ВРЕМЯ ПОСТА

Рубрика: Тема для размышления -> № 30
Просмотров: 1930
Подписаться на комментарии по RSS
«Блеснет сокровище, и на всем отсветится блеск его».
Н.В.Гоголь

Бог свят и «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1 Ин. 1,5). «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1, 5). Слова святость и свет этимологически одинаковы. Они несут в себе одну Божественную сущность. Эта Божественная сущность своею благодатью освящает и просвещает всех нас.

Еще не так давно мы были просвещаемы светом Богоявлений. Свет Разума воссиял на нас, во тьме сидящих. Этот свет освящает нас и во время Великого поста. Казалось бы, откуда взяться свету от темных облачений в храме, от молитв, читаемых в сумраке ночи? Вся первая седмица Великого поста насыщена глубоким смыслом Великого Покаянного канона преподобного Андрея Критского. Как в сени смертной нам не возвести главы, как Адамов плач о потерянном рае слышны слова автора великого творения: откуда начало нашего падения, где найти озарение окаянной душе? Но вот первая надежда – первое воскресение, Торжество Православия. Образ Христа является как манна Небесная нам, странствующим по пустыне. Прообраз Христа – пророк Моисей Боговидец являет свет Божьей славы сынам Израиля, которые не могут взирать на лицо своего Вождя. Получив от Законоположника на Синайской горе Божественное откровение, пророк покрывает голову милотию, ветхозаветной завесой, которую отдернет Христос. Вторая неделя поста с подвигом молитвы, как напоминание о крестных страданиях. И вот снова воскресение - Преображение, как тогда на Фаворе, но уже нам, лежащим ниц. Уже нет мрака, нет скорби. Этот свет на черной одежде, на изможденных лицах, он так знаком нам, родным нам образом. С каждым днем этот свет ярче, как будто мы приближаемся к солнцу. Этот свет не только внешний, он как будто изнутри. Он во мне. Он в рядом стоящем человеке. Это как энергия, дающая амвросию для жизни, хотя отчетливо виден исход, видны страдания, виден крест. Слышно евангельское второе предсказание о Крестной смерти. Средоточием Великого поста – крестопоклонная неделя, напоминание Всемирного Воздвижения Креста Господня. Так августовский полдень и сентябрьский вечер ложатся на февральскую ночь. Святая четыредесятница являет единство противоположностей: дня и ночи, лета и зимы, света и тени. «Скажу ли: «может быть, тьма скроет меня, и свет вокруг меня сделается ночью», но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день: как тьма, так и свет» (Пс. 138, 11-12).

Некто скажет, зачем ты нам сейчас это говоришь во время Великого поста? Еще далеко Преображение, еще дальше Воздвижение Креста Господня. По срокам исчисления дней это верно. Но у Бога нет исчисления времени, и то, что заключено в вечности, может вместиться в одно мгновение. Как годичный цикл вмещает в круге церковном подвиг Христа спасения человека, так неделя в году, один день, и даже один час Литургии может это совершить. Так и поприще Великого поста вмещает в себе всю полноту от вечности Божественного Промысла спасения человека. В нем таится та предваряющая благодать, которая, подобно свету, просвещающему ходящих во тьме, путеводит всех. И уже очевидно соработничество с Богом, что эта энергия дана свыше, чтобы постигать Его, насколько это возможно нам.

В великом посту священник произносит вслух молитву Ефрема Сирина. В ней первое прошение обращено к Богу, чтобы избавить нас от праздности, уныния, любоначалия и празднословия: тех греховных качеств, которые омрачают образ Божий. Во второй части молитвы просим о даровании целомудрия, смиренномуд-рия, терпения и любви, тех добродетельных качеств, присущих образу и подобию Божию, ту четырехзначную харизматичность, присущую Софии Премудрости Божией – образу, соединяющему Небесное с земным. Истинная бытийственность как «тварное естество, воспринятое Божественным Словом», раскрывается в живом человеческом языке, который всегда символичен, выражает «энергию» бытия. Наша молитва перед образом и есть связь земного бытия с Небесным Первообразом. Ответ на наши молитвы всегда ощутим в чистом от греха сердце, ибо сказано - Царство Божие внутри вас, и еще «блажены чистые сердцем, ибо те Бога узрят».

Вторая неделя Великого поста как бы продолжает торжество Православия, когда церковь прославляет образы Христа и Богородицы в период борьбы с иконоборчеством. Но если торжество Православия возвещает о свете Разума пришедшего в мир Богочеловека, как и икона свидетельствует о догмате Боговоплощения, то во вторую неделю поста церковь прославляет Божественный свет Преображения Господня. Спор варлаамитов с паламитами о границах познаваемости Бога в эти светоносные дни Великого поста склоняются в пользу последних. Богословие святого Григория Паламы, то есть учение о нетварных энергиях, лучше всего выражено в его «Триадах»: Бог не сводим к категориям рассудочного мышления (и тем более – к каким бы то ни было земным ценностям); Он выше всего, что человек может о Нем воспринять. Но при этом Бог любит человека и любит мир и поэтому, по Собственной воле, выходит из Своей неприступности и является человеку. Человек также по самой своей природе обладает способностью «выхода из себя», то есть восприятия Того, Кто выше его самого. В этом его богоподобие, в этом его призвание – стать царем твари, потому что выход из себя предполагает не разрыв с обычной жизнью, а наоборот, возвращение в нее с целью ее преображения и спасения от зла и смерти.

Воскресшее и преображенное Человечество Иисуса Христа есть цель и надежда людей. Ему человек приобщается в Церкви. В нем он обретает обожение, то есть общение с единственно-истинной вечной жизнью. В ней он побеждает смерть и получает новую живительную силу для спасения всего мира.

Именно это откровение о спасенном и Богом возлюбленном человечестве и является предметом многих памятников литературы и церковной поэзии, а также гениальных икон и фресок, созданных в конце XIV века. Они излучали свой радостный свет в храмах и в домах людей. Именно это откровение защищал св. Григорий Палама, выступая против номиналистического агностицизма, принесенного из Италии Варлаамом Калабрийцем.

Свет августовского Преображения в суровом посту заснеженного февраля. Что может быть светлее и теплее в промерзших наших жилищах и храминах нашего тела? Зимняя стужа и осенняя мгла – как два предсказания о Крестных страданиях, сказанные Спасителем. Между первым и вторым предсказанием Господь преобразился. С горы Фавор уже виднеется другая гора – Голгофа. «Чертог Твой, вижу Спасе Мой украшенный, и одежды не имам да вниду в Онь, просвети одеяние души моея Светодавче, и спаси мя», - так поет Церковь Богу Света в священные дни на исходе Великого поста, когда совершается Всемирная жертва. «Пришедше на запад солнца, видевше свет вечерний», солнце и луна меркнет, но Божий Свет не угасает. «Потому что тьма проходит, и истинный свет уже светит» (1Ин. 2, 8). Душа живет предвкушением Великого Дня.

Знаменательно, что Преображение Господне празднуется в период Успенского поста, который берет начало со дня происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня. Это не случайное совпадение, а закономерная параллель с Великим постом. Оба поста напоминают нам о Божественной природе Сына Божия и Его человеческой природе, которая смиряется, умирает, воскресает и возносится во славе. Успенский пост посвящен Богородице и Матери Света.

Хранение поста есть делание нравственно-догматическое. Великий, покаянный канон гласит: постился Моисей и Илия, постился Христос сорок дней и взалкал, показывая человеческое. Следуя стопам Спасительного шествия, для нас воздержание и укрощение лукавого обычая есть преддверие входа очищенного тела из пустынного пребывания в область горнего блаженства, озарения и святости, в область обожения. Учитель Божественного Света – Григорий Палама, покидая сей мир, произнес последние слова: «В горняя! В горняя!» Но озарение человека светом горнего мира без несения Креста может привести к падению, как ниспал Денница. Только памятование о грехах, смерти, страшного суда в прохождении деятельного поста приводит к истинному озарению Божественной благодати. Две природы Истинного Бога и Человека показывают нам, состоящим из души и тела, наше пребывание в Боге: уничижение тела и божественное озарение.

Кроме этого, пост несет и законоучительный аспект. Мы должны повиноваться заповеди Бога. Лишение Адама Божественного рая было следствием ослушания Господнего запрета. И в Законодательстве Моисея сказано о приношении начатков всякого делания, именуемого десятиной. Святая четыредесятница есть десятая часть круглого года. Кто не держит этого повеления – тот преступает Закон Божий.

Стряхнем сор с наших глаз, снимем пелену, которая держит нас во тьме неведения, обратимся словами князя Владимира – Красно Солнышко: «Просвети очи мои, Христе Боже мой, показавший мне свет Твой прекрасный», чтобы взойти на гору добродетелей. Припадем к стопам преп. Иоанна, шествующего Лествицей восхождения в Небесный Иерусалим. Не усомнимся наших слабостей бренного тела, ибо с нами другая подвижница Мария от Египта, совлекшая ветхую одежду и удивившая не только мужское естество, святости преданное от младых ногтей, но даже ангелов. Будем помнить слова Божественного апостола Павла: «Вы были некогда тьма, а теперь – свет в Господе: поступайте, как чада света».

Протоиерей Пётр ВИННИК.

Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)