Ростов-Великий. Возрождение

 

ЖИЗНЬ СО ХРИСТОМ ИЛИ В УЗАХ ГИМЕНЕЯ

Рубрика: Тема для размышления -> Торжества и даты -> № 35
Просмотров: 2179
Подписаться на комментарии по RSS

святые Пётр и Феврония8 июля – всероссийский День семьи, любви и верности. В современном мире все реже говорится о любви и верности, как о слове, происшедшем от слова «вера». Эти понятие присуще только человеку, ибо только человек призван к любви совершенной, к любви Божественной с верой и надеждой на Всемилостивого Бога. Господь и Творец мира наделил Божественной любовью всю тварь. Но когда человеческая любовь иссякает, мир удивляет наши очерствевшие сердца проявлениями лебединой верности, до смерти преданностью собаки, чувственностью кошки и лошади. Даже свирепый лев и медведь могут ответить на любовь человека. А человек способен ответить на любовь Бога к нему? Жертвенность Иисуса Христа стала удовлетворением Бога за грехи всего мира, дабы смертью Сына Божия истребить вражду между людьми, а также и ее причину, лежащую в сатанинской ненависти и гордыне. Акт совершенной Любви совершился на Голгофе, теперь Господь ждет ответной любви от человека. «Се стою у двери и стучу». Ответная любовь человека к Богу может быть принесена, только исповедуя Христа – Сына Божия. Жизнь во Христе и есть благодарение Богу.

В каком бы призвании человек не был: в пророческом, апостольском, учительском, и если при этом нет совершенной любви Христовой, нет в том никакой пользы. (1 Кор. 153). Благоверные князь Петр и княгиня Феврония Муромские показали добрейший путь верности Богу от благочестивой юности до преподобной кончины. Святые жили любовью Христовой, которая «никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится»(1 Кор. 154, 8). Любовь не прекращается и после смерти, потому в православном обряде Таинства Венчания нет той клятвы, которые дают супруги католическому священнику о верности, «пока смерть не разлучит нас». Желание умереть в один день и один час присуще всем благочестивым супругам, где за порогом смерти уже не существует «ни болезнь, ни печаль, ни воздыхание». Желание быть совершенным в любви Христовой приводит супругов к иноческой жизни, ибо, что было раньше, то было отчасти, «когда настанет совершенное, тогда то, что отчасти прекратится» (1 Кор. 154, 10). «А теперь пребывает сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1 Кор. 154, 13).

В последнее время молодые люди, желая обрести семью, живут так называемым гражданским браком, без регистрации в загсе, без церковного благословения. Мол, поживем - увидим. Пагубность таких отношений очевидна. Брак есть условие создания семьи, и христианский брак лежит в мистическом таинстве союза Христа и Церкви, как мужа и жены (Еф.231, 32). Григорий Богослов пишет: «посему жена в лице мужа почитает Самого Христа, а муж в лице жены любит Христову Церковь». Гражданский брак основан на чувственном потреблении страстей, которые со временем угасают. А когда брак вытекает из одного стремления к удовлетворению плотской похоти, разжигает грубую и ненасытную плоть и становиться как бы путем к пороку, тогда по слову святителя «лучше есть не жениться». Христианский брак как Таинство несет в себе еще и другой смысл: в нем заключается заповедь о единоженстве. В нем должны быть один муж и одна жена, потому что «если бы было два Христа, то должны быть два мужа, две жены, но как Христос один, одна глава Церкви, то и плоть должна быть одна, и другой никакой не должно быть». Если же – продолжает Богослов – слово Божие удерживает от второго брака, то, что нужно сказать о третьем? «Первый брак – закон, второй – снисхождение, третий – беззаконие, а кто выступает и за предел последнего, тот подобен свинье и немного находит примеров такого срама». Разумеется, что такая неуемная жизнь с переменой партнеров может быть и в молодом, так и в почтенном возрасте, что не придает ни там, ни там одобрения. Иоанн Златоуст призывал: « Больше всего возненавидь распутную старость!» Если о многоженстве и о блудниках говорить не подобает, то об однополых браках говорить даже стыдно. Это есть мерзость перед Богом. Брак хорош и похвален, когда бывает супружеским союзом в собственном смысле и соединяется с желанием оставить после себя детей, «потому что увеличивает число благоугождающих Богу». Сохранение чистоты и невинности в девственности есть выше брака, но и супружеский союз нисколько не теряет этих добродетелей, потому что по слову Апостола, «честна женитва и ложе нескверно (Евр.13, 4). Девство дает человеку возможность всецело посвятить себя служению Богу и попечению о Христе, между тем как супружеская жизнь, налагая на него заботу и попечение о жене и детях, необходимо отвлекает его от обязанностей в отношении к Богу и вообще не может сравниться с жизнью безбрачной. Сверх того, сколько горя и несчастий нередко приносит с собой супружеская жизнь! «Вдовство, сиротство, безвременная смерть, смена рукоплесканий плачем, гробы рядом с брачными чертогами, бесчадие, неприятности от детей, неразрешившиеся роды, лишение детей матери при самом рождении, наконец, все, что бывает при этом смешного и печального». Не вдаваясь в полемику, что лучше супружество или девство, остановимся на спасительном действе первого, как на установленном Самим Богом Таинстве быть двоим в плоть единую, и то что Бог сочетал, человек да не разлучает (Мф. 19,4).

Если таинство брака нерасторжимо, разве только по причине измены супругов, гражданский брак несвязан ничем. Человек в гражданском браке думает, что он свободен, но это не так. Если он заложник греха, он и есть раб греха. Христианский брак в церкви дает супругам благодать противостоять соблазнам мира и со Христом человек обретает свободу от греха. Человек обладает свободой выбора. Сократ утверждал, что действительно знающий об истинном добре по необходимости его хочет и исполняет, а не знающий, принимая мнимые блага за настоящее, устремляется к ним и, по необходимости ошибаясь, производит дурные дела. Таким образом, нравственное зло сводилось к неразумию, а в добродетелях видел выражение разума. Высшая добродетель есть любовь, и она есть творческая сила к произведению блага. Как абсолютное благо, принадлежащее Богу, эта любовь направлена к человеку. Она выражена в той предваряющей благодати, которую человек может избрать или нет. Если человек видит свет и идет к нему, он предопределен к спасению, а если прячется от света, дабы не обличены были дела его темные, он предопределен к осуждению. В этом и есть свобода, к которой призывает апостол Павел, «только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу. Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя. Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом» (Гал.212, 13-15). Далее апостол призывает поступать по духу, « и вы не будете исполнять вожделений плоти, ибо плоть желает противное духу, а дух противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы. Если же вы духом водитесь, то вы не под законом. Дела плоти известны; они суть: прелюбодейство, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Поступающие так Царствия Божия не наследуют. Плод духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. На таковых нет закона. Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 213, 19- 24). Далее апостол призывает: «носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал.214, 2). В одиночестве спасаться трудно, в супружестве еще труднее, если в браке нет единоначалия. Если муж и жена живут по духу Христовой Церкви, производя плоды, о которых повествует апостол Павел, таков брак счастлив, так как Дух Божий возвещает им о спасении.

Жизнь благоверных князя Петра и княгини Февронии Муромских есть образец сохранения чистоты и целомудрия юности, святости брака и достижения в нем христианских добродетелей, и, наконец, желание иноческого жития совершенного в любви Христовой. Они по праву считаются покровителями семейного счастья, ибо счастье может быть только по дару Святого Духа, исходящего от Любящего Отца призывающим имя Христово. Нам же подобает ревновать о таковых дарах и следовать их семейному благополучию, которое не может быть вне Церкви Христовой.

Действительность брака зависит от правильности совершаемого брака в церкви, благодатная действенность такового обусловливается известным нравственным состоянием человека, приемлющего Таинство; оно требует от человека веры, сознания великого значения и важности Таинства и, наконец, искреннего желания и полной готовности принять его. При отсутствии этих последних требований принятие Таинства служит к осуждению человека.

Нужно сказать, что Таинство брака не является Таинством обязательным для христианина, как таинство крещения, миропомазания, исповеди, причастия и елеосвящения, но, как и Таинство священства принимается по желанию человека. В этом также действует свобода благодати Христовой. Жить нам со Христом или в узах Гименея решать нам самим. Молитвами святых благоверных супругов князя Петра и княгини Февронии, Господь да поможет нам пройти этот земной путь и пронести крест супружеской жизни в вере, надежде и любви. Любите друг друга, как и Христос возлюбил нас!

Оставьте комментарий!

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)